Первое поле Русского Спаниеля.

Вторая половина июля.  Лето так и не хочет быть похожим на само себя и до начала сезона ещё неделя. По характеру своему я ненавижу ждать! От ожидания чего-либо всегда до тошноты томно, терпения не хватает категорически, кажется, что время остановилось, что всё, как специально, замерло, застыло, даже нервы дают сбой – хочется плюнуть на всё и уйти, уехать не дожидаясь! Но в этот раз всё немного иначе. Почему то сердце спокойно и душа наслаждается ожиданием, а точнее предвкушением первой в жизни охоты с подружейной собакой Русским Охотничьим Спаниелем. Наслаждение от подготовки, от процесса тренировок и натаски моего молодого охотника по кличке Макс, которому ещё только десять месяцев, ещё даже и не охотника вовсе, а лишь ученика по охотничьему ремеслу. И честно говоря, на подсознании, даже хочется оттянуть начало сезона, потому что сие расценивается мной, как некая сдача экзамена, проверка качеств, и в первую очередь сдаю экзамен именно я, и сдаю его Максу, а уж потом он мне.

С мая, сразу после весенней охоты (Макс в ней, по малолетству, не участвовал), мы занимались в угодьях по скользящему графику два через два дня. Нарабатывали послушание, учились челноку, гоняли дупелей на сыром лугу, пытались поднять коростеля в сухих кустах на оросительных каналах, отрабатывали подачу. Последнее было предметом моей гордости за собаку, ведь и с воды и с суши, подача, вначале поноски, а за тем и тушки, была сто процентная, правильная, в руку.

С местом первой охоты определились заранее. Поедем в любимую деревню, в Артинский район, Свердловской области. Ещё бы, прекрасные угодья, берёзовые рощи на холмах, старые овсяные поля, кормовая рожь, выпасные луга, мелкие речки и ручьи – шикарные места, обещающие изобилие пернатой дичи.

 

Бегущий перепел и его сосед кулик.

И вот волнующий день настал, вещи собраны, патроны куплены, можно в путь! Приехали в деревню вечером и, не распаковавшись, сразу бросились в поле, просто на разведку, без ружья. А вечер хорош собой! Довольно тепло и солнце катится за холмы.  Кузнечики рассыпаются из-под ног. Пахнет сеном, жужжат «коровьи мухи», ветер как надо, слышен бьющий перепел и настроение прекрасное, живое. Пускаю Макса в поиск и направляю на голос перепелов. Он делает пять шесть ступеней челнока, уткнувшись носом себе под лапы, и вот, резким поворотом себе назад, останавливается, начинает крутиться на одном месте, хвост маятником – вот они наброды перепелиные! Справа раздаётся тиль-титиль, и я жестом направляю собаку в то место, где подала голос птица, но подъёма нет. Макс не отвлекается, однозначно чует птицу и запах её очень силён. И вот опять тиль-титиль, немного левее впереди – по земле уходят от нас пернатые. Жестом опять кобеля в ту сторону, откуда был звук, сам не отстою от собаки. И вдруг Макс встаёт на дыбы и пытается рассмотреть под собой то, на что указал его нос, а в это время из под него взлетают два хороших крупных перепела. От меня, почему то, не прозвучала остановочная команда, да он и не погнал, он был удивлён, на морде можно было прочитать – дык вот за кем мы шли, кого искали, ни чего себе! Я заприметил, куда опустились перепела и мы сработали по перемещённому, но из-за своей торопливости не дал собаке довести дело до конца и сам подшумел птиц. Ну и ладно ведь зацепка есть, и завтрашняя охота обещает быть славной. С такими мыслями мы и ретировались восвояси ждать утра.

По погоде утро с прошедшим вечером не имело ни чего общего. Перед рассветом пошёл дождь, к утру скатившийся в мерзкую морось и безветрие, хотя и было тепло. Всё же решено было идти в поля. Шли долго, Макс весь сырой, но неутомимый, я такой же сырой и жаждущий первой добычи из под собаки. Вчерашнее место с перепелами прошли без результатов. Вышли на старые овсы. И на границе овса с «зелёнкой», наконец, услышали заветный перепелиный голос! Ходили и кружили на одном пятачке минут двадцать, упорно желая увидеть птицу в полёте, перепел бегал, Макс распутывал, но подъёма не было. То там, то тут тиль-титиль да тиль-титиль, а результата нет! Я остановился у края полевой дороги, на высокой колее, поросшей всякой полевой травой, поправил снарягу, а Макс ковырялся метрах в двадцати от меня. Я принял решение бросить этого перепела и идти дальше, свистнул собаке, он скачками подбежал ко мне, в метре от меня остановился и неожиданно бросился почти мне в ноги, и вот долгожданный подъём! Я вскинул, отпустил подальше и бил. Есть! Подай! А Макс уже бежал на место падения. Я подошёл и повторил ему – «Подай!». Кобель тыкал его носом, прихватывал, выплёвывал, крутился возле него. А ладно, сам подниму, с полем! молодец! Как позже оказалось, я совершил ошибку, не заставив собаку выполнить подачу и, с тех пор, он решил, что подавать вовсе не обязательно, так и первые испытания позже мы провалили из-за подачи с суши на ноль, а испорченную подачу, после, пришлось нарабатывать долгие четыре месяца.

Пошли дальше, морось не прекращает, но настроение отличное, ведь на тороках болтается, первая в жизни, из под собаки, добытая перепёлка. Запускаю собаку искать, подходим к прогалине на овсах, редко поросшей мелкой зеленью, Макс взял наброд, я у него «на хвосте», весь готов. Потяжка и подъём! Прямо из под собачьего носа. Сидеть! Сидеть, блин!! Почти не погнал! Птица потянула в лево по ветру. Выстрел. Есть! Подай! История повторяется, как и в предыдущем разе – ковыряет, крутится, но не несёт. Я подхожу Ба! Да это же дупель и как это его на овсянку занесло, хотя лето такое, что и на овсах , как на болоте.

Время почти полдень, решено выдвигаться до дома, захотелось вновь почувствовать себя сухим, да и обедать пора. Дома обсушились, подкрепились и организовали победную фотосессию с добытыми трофеями. Итоги открытия будоражили рассудок, гордость переполняла, ещё бы – есть охота со спаниелем и есть результат, всё удалось! А о подаче и не задумывался. Весь сезон был ещё впереди, всё будет.

Уральские «фазаны».

Типичный уральский август, охота по боровой. С неба «сыпит» не переставая, воздух прогревается лишь до двенадцати градусов. В такую «летнюю знойную» погоду выбираться особо ни куда не хочется. Но охотничья страсть зовёт и тянет с неимоверной силой. И мы отправляемся с Максом в угодья. Путёвки на руках. Вечером в поля.

Как всегда сыро. Солнышко лишь пару раз улыбнулось из-за туч, пролив на зелень вокруг наикрасивейший глянец. На бугорке мелькнул резвый козлик и ускакал в берёзовую рощу. Хороший знак, подумал я и пустил собаку в поиск. Двинули сразу по «овсянке», по логике моей места для чернышей самые те и кормовая база отменная и березняки вокруг, и Иван-чай растёт повсеместно. Метров через сто по полю, Макс прихватывает след, маячит хвостом и в итоге выводит нас на каменистую прогалину. Сразу резкий подъём курицы метрах в десяти от носа Макса – немного не дошёл! Но он даже и не заметил её, так был увлечён распутыванием набродов. У меня кровь забурлила при виде дичи, на лбу выступила испарина. Курица скрылась за холмами.

Пошли дальше по полю, немного в гору. Смотрю, Макс горячится с новой силой. От прогалины мы отошли метров пятьдесят, семьдесят. Я понимаю, что Макс чётко ведёт след и вот-вот будет подъём. Уже бегом я следую за кобелем, запинаюсь, но не отстаю. Пёс приостановился, остановился и я. Какие то секунды и перед глазами, вертикально, взлетает чёрный щёголь, показав свой шикарный, строгий, смокинг с отливом во всей красе. Я аж рот открыл. За ним подъём второго. Я вспомнил про ружьё. Дуплет – мимо. Пытаюсь быстро перезарядить, пальцы не слушаются. Пока перезаряжал, взлетает третий. Да что ж такое. Макс не гонит, дорабатывает четвёртого. Подъём справа. Сидеть!! Нет угонки. Выстрел. Полетели перья, но он продолжает лететь и аккуратно приземляется сзади нас, откуда мы шли, на прогалине. Трепыхается на земле и пытается укрыться в овсянке, спасая свою жизнь. Кричу Максу – Подай!! Пёс в несколько скачков оказывается у птицы и начинает её трепать. Ура! Трофей взят! С полем! Умница Макс! Вот так на одного косача, я ухлопал три патрона, и упустил ещё трёх петухов. Всё же я очень доволен, как всё прошло, Макс отлично себя показал и в поиске красавец, и подранку не дал уйти. На этом вечерняя охота окончилась, и мы отправились отдыхать.

Субботнее утро было тихим и безветренным. С рассветом в поле выходить не стали – обильная роса, решили подождать, пока солнце подсушит растительность, благо были все предпосылки для его появления, может и ветерок подует. В итоге на месте около восьми, половина девятого утра. На сырой полевой дороге заметил много следов косули. А в лесу пальба, понаехали охотнички на выходные! Шуганые петухи над берёзами летают, вне выстрела, им деваться не куда, то там, то сям их дробью провожают. Лесок молоденький, густой. Кого там стрелять? Не видно ни чего!

Но нет худа-без добра. Заприметил как двое косачей сели под холмом в заросли шиповника. И отправил собаку туда же. Подошли почти вплотную. Но не похоже чтоб Макс их причуял и ветра нет, как на зло. Вот уже и место это прошли, а петухи, как растворились. Пёс крутится, ищет. Я его посылаю дальше, кобель скрывается от меня в густых зарослях Иван-чая. И вот подъём! Два петуха в разные стороны. Кричу: Сидеть! Сидеть!! И вижу, как Макс выскакивает из зарослей и во все лопатки гонит черныша. Я палю по второму. Дуплет. Мимо! Тьфу ты!! А пёс, видимо, психанул и решил всё сделать сам, ведь столько птицы летает мимо, а на хозяина надежды ни какой. Набегался, пришёл. Жалкий вид – весь облеплен колючками, мокрый, виноватый. Ну что догнал, шалопай? Будем корректировать выполнение остановочной команды, ах ты такой, да этакий! Ну ни чего, молодой ещё, горячий, отучим.

А у «соседей», в лесу, слышно, подряд, аж пять выстрелов! Видать кто-то с полуавтомата садит — патроны жжёт, и тоже не попал, раз весь заряд расстрелял.

Становилось жарковато, погода «расходилась». Я решил Макса к речке сводить, попить и искупаться. А что бы к речке пройти, нужно через крапиву пробраться. И вот идём — впереди я, пробиваю дорогу, а сзади мой пёс. Перед собой вижу заросшую яму, а дальше ещё одну. Спускаюсь, собака за мной. И тут подъём. Я вскидываю ружьё, но крючок не поддаётся пальцу – предохранитель включён! Вот зараза! Ну конечно, на водопой же шли! Оглядываюсь на собаку – ну вот почему ты сзади идёшь? И с досады посылаю его в следующую заросшую яму. Поднимается курица и молоденький петушок на одном уровне, одновременно, их пропускаю, понимаю, что выводок и будут ещё подъёмы. Так и есть — подъём. Упреждение. Бит! Ну вот, другое дело. Молодец, Масяй! Макс вылезает из ямы и впивается в ещё живого молоденького петушка. Дай! Выплёвывает в руку добычу — ну можно и как подачу засчитать.

Всю дорогу домой Макс проспал на заднем сидении, на специально расстеленной для него, старой дублёнке. Счастливейший пёс! Дома, на пороге нас встречала моя маленькая дочка: «Пап! А чего Макс поймал?». Я гордо показываю нашу, с Максом добычу. «Ооо! Красивые! Это фазаны что ли?» — удивилась малая. «Ну, почти. Одна семья у них» — улыбнувшись, ответил я.

 

По первому снегу.

Всё оставшееся лето и раннюю осень, мы отлично проводили время в угодьях. Очередной выезд на охоту был намечен на первую половину октября, что то около девятого числа. Погода была мерзопакостная, промозглая. Охота становилась всё скуднее на добычу. Практически вся болотная птица уже была на пути в место зимовок. Лишь единичные особи, редко встречались на нашем пути, и отпускались без выстрела, да бы не получить разбитую птицу, потому что в стволах стояли крупные номера дроби, в расчёте на крупную боровую птицу.

Приехали днём. Вечерний выход не намечался, так как в планах была баня. А утром, чистые и свежие, вперёд на охоту. Ночью же уральская погода преподнесла невероятный сюрприз. Спать ложились осенью, а встали зимой! Градусник рано утром показывает минус семь и вокруг белым бело. Конечно, намеченной охоты переносить не стали, да и чего ждать. Собрались и выдвинулись. Снега по щиколотку, идти не очень-то легко, но ветер наш. Макс не может понять, что случилось с природой, внюхивается в снег, фыркает. На снегу, уже успели остаться, свежайшие косачиные следы и помёт. Выходим по краю леса к ещё некошеной ржи, и сразу подъём хорошего петуха, но далеко, больше пятидесяти метров, какая там стрельба, да и собаке ещё не была дана команда на поиск. Идём в гору, не очень быстро, Макс что то прихватил носом, распутывает, прошли ещё метров пятьдесят и с поля стартуют четыре тетерева, опять далеко! Не подпускают больше собаку птицы, что делать? Решено перекурить и обдумать ситуацию, может в лесок немного углубиться. И, кажется, мой пёс понял это раньше меня. Закончили перекур, команда «Ищи!». Я иду строго по краю поля, справа лес, ветер с лева, Макс «взял» запах и бросился в лес, углубился метров на двадцать, полукругом вышел обратно и пошёл мне на встречу, расстояние стремительно сокращается, прыжок спаниеля, из травы вылетает молодой петух и летит против ветра почти на меня. Получается что Макс его причуял, обошёл полукругом по лесу и зашёл ему в тыл. А тому деваться не куда – окружили, он и потянул над полем и был сразу бит. Хотелось аплодировать своему псу, сработал как профессор! Далее фото на память и тетерев повис на тороках.

Погода сменила свои северные причуды, и выпустило из-за туч, ещё немного, тёплое солнышко, снег начал таять. Мы шли к небольшой речке, по краю берёзовой рощи, ветер в спину, как вдруг Макс оторвал нос от земли и на мгновение застыл, навострив уши и устремляя морду в сторону деревьев. Через пару секунд, он с лаем бросился в рощу и на моих глазах, из под поваленной, трухлявой берёзы, вылетает, ещё не полинявший, заяц и скачками несётся на утёк. Макс, заливаясь лаем, бросается в погоню, да только куда там, косого и не видать уже. Никакие команды не подействовали на собаку, мало того, ещё минут пятнадцать пришлось звать очумевшего пса. На свисток прибежал. Тут же был дан жёсткий урок по послушанию. Я взял его на поводок и так мы с ним шли до дома, во избежание подобных эксцессов.

Ранняя зима вступала в свои права, охота со спаниелем заканчивалась. К ноябрю в угодья съезжались любители охоты по копыту, мы уступали им место, теперь нам остаётся только ждать новый сезон, новых впечатлений и мечтать о красивых охотах и хороших трофеях.

 

Резюмируя…

Я люблю классику во многих вещах, в музыке, литературе, в одежде и, конечно, в охоте. Классика ружейной охоты – это охота по перу, душа классической ружейной охоты по перу – это собака.

Впереди, у нас с Максом, будет много запоминающихся охот и трофеев, я уверен в этом. Но первое поле, навсегда сохранится в памяти, как самое яркое и впечатляющее. Потому что оно на то и первое, это как первые шаги, как первые слова, как первая любовь. И оно ни когда не повторится в тех красках, чувствах, надеждах, радостях и огорчениях, в каких было самое первое поле, с первой подружейной собакой.

А в казане уже закипает и разносится яркими ароматами, жаркое из дичи, в бокале пенится всем известный напиток, и у ног хозяина спит счастливый, молодой, Русский Охотничий Спаниель.

И. Репнин

Добавить комментарий